Форум литературного общества Fabulae. Дебют

Приглашаем литераторов и сочувствующих!

Вы не зашли.

Навигация по сайту

Форум открыт только для чтения. Регистрируйтесь на сайте fabulae.ru

Желающим получить ключ для регистрации на сайте ingenia.ru, нужно заявить о себе на форуме forum.ingenia.ru в разделе Поэтический дебют:

Чтобы вопрос с получением ключа решился быстрее, можно дать ссылку на свою страницу на сайте fabulae.ru ,

#1 2010-02-10 16:02:54

Барлог
Участник
Зарегистрирован: 2010-02-10
Сообщений: 2
Рейтинг :   

Прочь

Прочь
   
   Хохлов С. О.
   
   
   Этот край подобен стоячей трясине, где никогда ничего не происходит. Его стороной обходит история, сюда не добираются орды завоевателей, здесь нет торговых дорог, да и вообще никаких дорог, нет деревень и городов. Никто по доброй воле не спешит в эти места, да и злой волей сюда тоже не очень загонишь. Все, что здесь есть - это темные замки, высокие башни которых видны издалека.
   Но хорошо видимы они лишь издали, - стоит же приблизиться к любому из этих замков, как он, по мере приближения, будет словно бы размываться, терять очертания, пока не исчезнет совсем. Так рассказывают об этом те немногие храбрецы, что пытались подойти ближе и вернулись, вовремя остановившись. Те же, что пробовали еще дальше проникнуть на эти земли, ничего никому рассказать не смогут - они канули в неизвестность. Ведь то, что вы перестаете видеть замки, означает, что их обитатели начинают видеть вас.
   Все дороги ведут в обход этого тихого края. Это место - место не для людей.
   
   В моей каморке всегда холодно - и летом, когда солнце жаркими лучами плавит камни Замка, и зимой, когда ветер бросает снег в заледеневшее оконце. Метровой толщины стены летом совсем не пропускают тепла, оставаясь холодными и влажными, зато отлично пропускают холод зимой, становясь еще более холодными и еще более влажными.
   Сегодня было особенно зябко. Я выбрался из под одеяла и уже в процессе одевания начал стучать зубами от холода. Вода, принесенная мной вчера в кувшине, покрылась льдом и умывание пришлось отложить. Я выскочил на темную лестницу и бросился по ней вверх, спугнув мирно шествовавшую по ступеням жирную крысу.
   Любой другой обитатель Замка запросто свернул бы себе шею, попытайся он двигаться по этой лестнице с такой же скоростью, как я. Она была завалена хламом, а несколько коварно прогнивших ступенек, представляли из себя натуральные ловушки, ждущие свою жертву. Но я ходил этим путем каждый день вот уже три года и мог проделать его хоть с закрытыми глазами. Впрочем, от глаз в темноте, которая здесь царила, в любом случае толку было немного - несколько тусклых светильников не столько разгоняли сумрак, сколько подчеркивали его унылую безнадежность.
   Миновав лестницу, я оказался в коридоре, освещенном чуть более ярко, но столь же унылом и столь же знакомом до каждой неровности на его каменных стенах. Здесь было теплее, однако порадоваться этому обстоятельству помешал занывший зуб. Я шел к месту работы, тихо проклиная про себя своих создателей, одаривших меня столь малым ресурсом. Халтурщики, в числе прочего брака, сделали мне очень плохие зубы - несколько уже выпали, остальные болели, то по очереди, то все вместе. Все это могло весьма печально закончиться и при мысли, что будет со мной еще через полгода - год, меня бросало в дрожь сильнее, чем от любого холода.
   В этот день я заработался, я вообще часто увлекаюсь работой, особенно когда попадаются интересные непростые случаи. Как раз сегодня была пара таких сложных задачек - воин, весь изломанный и искусанный, и слуга, упавший с большой высоты, сброшенный, надо полагать, своими коллегами. Можно было, конечно, и не возиться, а попросту отправить их в чан, но, повторюсь, я любил сложные задачи...
   - Начальник, сегодня Большая Игра! - жалобно проныл ассистент.
   Как всегда, когда он пытался сказать что-то помимо рабочей информации, он начинал как-то неприятно дергаться всем телом. Смотреть на него в такие моменты было особенно противно.
   - Успеем! - ответил я, взглянув на часы.
   Каюсь, я всегда был сух с ним. Он ненавидел меня, и я знал о его ненависти. Впрочем, он ненавидел, кажется, вообще все живое. Подозреваю, именно из-за этого его и поставили работать в нашу лабораторию, где мы более занимались лечением, чем модификациями и всяким прочим. Менее подходящее для этой работы существо представить себе было трудно.
   Мы, конечно же, успели, но уже не на лучшие места. Вот и еще один повод для нелюбви со стороны ассистента. Я знал, что события, подобные Большой Игре, такие как он ждут с нетерпением и имеют обыкновение заранее занимать места поближе к сцене. Теперь же, по моей милости, ассистент оказался где-то на галерке. 'Ну и пусть', - злорадно подумал я, вспомнив о том, что всего лишь пару месяцев назад, когда у него еще не было личного иммунитета, мой подчиненный за неделю перед каждой игрой начинал трястись от ужаса.
   Я относился к Игре с безразличием. Однако не прийти на нее было бы столь же неприличным, как, скажем, не поклониться Помощникам. Увидев пустое место в самом конце площади, рядом с начальником Пятой лаборатории, я направился туда.
   Публика шумела, шел вечный спор из-за сидений. Рыкали стражи, визгливо верещали слуги, в одном месте спорщики начали было уже потасовку, но вот вдруг, мгновенно, над площадью повисла тишина. Господин и его блистающая свита явились народу на Главном Балконе. Господин был изрядно навеселе, в руках он держал серебряную чашу, к которой периодически прикладывался.
   Все было как обычно - вынесли большой барабан, в котором полагалось кататься шарам с номерами, напыщенный болван со сверкающей лысиной раскрутил его и объявлял выпадающие цифры. Как специалист я давно обладал иммунитетом и мне лично Игра не грозила ничем. Признаться, я умудрился задремать, впрочем, все равно из-за голов сидящих впереди с моего места видно было совсем немного.
   Объявили последние цифры и почти в самом центре площади расступившаяся в стороны толпа образовала пустое пространство, в середине которого оказался очередной победитель - бледное, трясущееся от ужаса существо, обреченное выпавшими цифрами на Игру. Толпа улюлюкала, кто-то кинул в победителя огрызок. С обреченным видом, непонимающе оглядываясь, существо стало пробираться к выходу. Наметанным взглядом я отметил, что оно представляет собой типичный продукт бракоделов Четвертой Лаборатории с уже примерно наполовину выработанным ресурсом... точнее представляло.
   У него было около четверти часа на то, чтобы спрятаться. После этого его начинали искать - таковы были правила Игры, и если победителя не найдут в течении часа, до удара гонга, он оставался в живых. Но такое бывало редко - находили почти всегда.
   Вокруг начали делать пари, на то, сколько времени потребуется на поиски победителя. Никто не давал больше трети часа.
   Он не продержался и десяти минут. Вскоре растерзанное тело было внесено ликующей толпой на площадь и брошено перед Главным Балконом
   -Ненавижу этих слуг, - скривил свою и без того кислую физиономию начальник Пятой. - Совсем недавно каждый из них трясся за свою шкуру, а теперь посмо...
   Он не успел договорить свою традиционную речь, слова которой я знал наизусть, как на Главном Балконе свершилось нечто совершенно невообразимое - один из слуг, подававших Господину вино, умудрился споткнуться и пролить вино на Его колени. На площади вновь мгновенно стало тихо.
   -Как ты посмел! - сорвавшись на визг, выкрикнул Главный Помощник и звонкой пощечиной сбил виновника с ног.
   Черный Палач сверкнул чудовищным клинком.
   - Смерть ему! - чудовищно выкатив глаза, заорал начальник Пятой. Я отшатнулся, оглушенный.
   -Смерть ему! Смерть! - подхватили в толпе, и вот уже вся площадь загремела требованием смерти.
   - Кричи! - рявкнул на ухо мне сосед справа, начальник Шестой. - Кричи! Вон Помощник на нас смотрит!
   Вытянув тощую шею, из ближайших рядов на нас и впрямь глядел Помощник. В руках его был блокнот.
   Я принялся кричать. Заинтересованность в глазах Помощника медленно угасла, и он отвернулся от нас, принявшись разглядывать уже какой-то иной участок площади.
   -В клетку его! - повелел Господин. - И налейте мне кто-нибудь вина!
   -Народ требует смерти! - громко произнес Главный Помощник.
   Господин окинул толпу мутным взглядом и пьяно икнул.
   -Смерти? Ну, пусть умрет... Сбросьте его вниз.
   Я никогда не гонялся за зрелищем страданий, как мой ассистент и ему подобные, но момент между жизнью и смертью не мог оставить и меня равнодушным. Даже несмотря на то, что по долгу своей службы я несчетное количество раз видел как живое существо превращается в мертвое мясо. И наоборот.
   Короткий вскрик и глухой удар.
   -Интересно, кому достанется материал? - спросил начальник Пятой.
   -Седьмой, наверное, - безразлично отозвался я, - качество уж больно хорошее.
   -Не угадал, коллега, - усмехнулся он. - Твой помощник уже проявил инициативу...
   Ругаясь про себя, я следил за тем, как, под руководством раздувающегося от сознания собственной важности ассистента, тела погрузили на носилки и унесли с площади.
   -Прыткий он у тебя. Готовится на твое место... Кстати, как у тебя с ресурсом?
   -Нормально.
   Начальник Пятой едко усмехнулся. С ресурсом у меня было плохо, и он как специалист это прекрасно видел.
   -Он уже научился оживлению? Если так, то не завидую тебе, если попадешь в его руки после того как закончится ресурс...
   Ругаясь про себя, я поспешил в лабораторию. Завтра ожидалось много работы, и брать на себя еще и ремонт какого-то дурака, не могущего даже удержать в руках бутылку вина, в мои планы не входило. 'В чан их всех! - думал я. - Желательно вместе с ассистентом'
   Когда я вошел, ассистент уже тренировался в оживлении тела слуги Господина.
   -А-а-х-х! - стон слуги перешел в хрип.
   -Что ты делаешь, идиот?! - рявкнул я.
   -Пытаюсь его оживить, как Вы учили, начальник, - угодливо изгибаясь, просюсюкал ассистент. - Все делаю, как Вы, но не выходит.
   Удивительное отсутствие таланта! И удивительная настойчивость. Судя по пене на губах несчастного, ассистент умудрился сделать не меньше трех попыток. Меня передернуло - пока я пробирался сквозь возбужденную зрелищем толпу, слуга успел умереть еще три раза.
   Я взял дело в свои руки. Через полчаса слуга задышал.
   -Вы великий мастер, начальник! - польстил мне ассистент.
   Я кивнул. В конце концов это было правдой.
   Еще полчаса мы провозились с победителем Игры, впрочем, характер повреждений в этом случае был гораздо более тяжелым, и с самого начала было ясно - этот не жилец. В итоге, убив на это гиблое дело еще полчаса своего свободного времени, я был вынужден направить его в чан.
   На следующий день действительно было много работы. Мы сделали семнадцать воинов и пятерых слуг, при этом ассистент умудрился выдать минимум ожидаемого от него брака и загубить всего нескольких существ. За что удостоился моей похвалы. Крысья его улыбка, какой он отозвался на нее, сразу убила все мое настроение. Помянув про себя нечистых людей, я поспешил спровадить его с работы, а сам остался разбираться с одним сомнительным случаем - с воином, получившим в бою множество ранений.
   После работы я сделал обход. Все было нормально. Даже вчерашний воин, как ни странно, вполне успешно выздоравливал. Нет ничего более загадочного для меня, чем жизнь. Иной, вроде бы, совсем израненный, вот как этот случай, а выживает, а иного не воскресишь, даже если он, неудачно свалившись, всего лишь сломал себе шею.
   Нет ничего более загадочного для меня, чем жизнь.
   Разве что только смерть.
   Работы сегодня было много, но это не страшно - я не боюсь работы. Пожалуй, я ее даже люблю.
   Боюсь я совсем другого. Мой ресурс на исходе. Сегодня прямо за работой, когда я пришивал пастуху откушенную руку, у меня выпал целый клок волос, просто отвалился от головы, как осенний лист от дерева. Не уверен, но мне кажется, ассистент это заметил. Бр-р. Он в это время выволакивал крюком материал из чана. Совсем скоро он вот так же выудит из мерзкой жижи и меня.
   -Зачем ты меня оживил? - спросил меня воин, поймав за рукав слабой еще рукой. - Опять возвращаться в Патруль? Снова вылазки и бои? Снова кровь и смерть? Я устал...
   На его могучей руке белели яркие следы укуса страж-цветка.
   Я не нашелся, что ответить ему.
   За обедом у меня болел зуб. Я сел в самый дальний угол гулкого обеденного зала, не желая никакой компании. Ко мне тут же подсел начальник Пятой.
   -Меня попросили поговорить с тобой.
   -Кто?
   -Люди Сверху.
   Я недоверчиво хмыкнул.
   -Твой ресурс... Ассистент написал про тебя очередной донос, про то, что ты уже не можешь справляться с работой и все такое... Тебе предлагают сделку - бумагам не дадут ход, если ты сделаешь, что просят.
   Я молча ел. Смерть, скоро я узнаю твою разгадку. Гораздо скорее, чем хотел бы.
   -Не бойся, все не так страшно, - подбодрил он меня. - Надо всего лишь сделать так, чтобы один из твоих выздоравливающих не выздоровел. Я мог бы действовать через твоего ассистента, но решил помочь тебе. Ты отправишь его в чан и можешь жить. Еще полгода тебе гарантируют... А ассистенту я бы на твоем месте устроил несчастный случай...
   -Это кого? - удивился я.
   -Ну того дурака, что пролил вино на нашего Господина!
   -Совсем про него забыл.
   -Ну, договорились?
   -Спасибо тебе!
   После обеда все собрались на площади, чтобы посмотреть на пойманных Дальним Патрулем людей.
   Признаюсь, не без некоторого волнения я протискивался через толпу, ведь я был одним из тех немногих, кто что-то знал о людях. В моей библиотеке, доставшейся мне от предшественников, было много литературы по этому вопросу.
   Люди разочаровали. Я представлял их совершенно иначе.
   Все они были выше меня, но какие-то узкие, худые, неприятного мясного розового цвета. На них было одето разнообразное тряпье, сквозь которое проглядывали розовые, как у червяков, тела.
   Слуги молча глазели на людей. Потом кто-то из них, по-моему, уборщик из разборочной Первой, принес откуда-то длинную палку и ткнул ей одного из людей в бок.
   Человек издал странный звук, схватил палку и попытался втянуть ее внутрь клетки.
   Это ему почти удалось, но тут вмешался страж. Он рявкнул на уборщика и легко отобрал палку у пленника.
   Раздался звук гонга и мы все почтительно замерли. В сопровождении свиты появился Господин.
   Он остановился у клетки.
   При виде нашего Господина один из людей вскрикнул и упал наземь. Другие отпрянули вглубь клетки.
   'Что ж, - отметил я с удивлением, - почтительность не чужда этим дикарям'
   Господин не спеша рассматривал пленников. Мы, в благоговении перед Ним, старались не дышать.
   -Кто Вы и как оказались во владениях Господина? - спросил Главный Помощник.
   Люди угрюмо молчали, их грубые лица ничего не выражали.
   Затем один из них заговорил:
   -По какому праву вы задержали нас? Мы посланцы князя Ундрия и пользуемся неприкосновенностью. Мы следовали во владения графа Пустоши...
   Господин рассмеялся:
   -Владения графа Пустоши находится совсем в другой стороне от нашей земли. Вы лжете. Вы шпионы. Вы зашли в наши владения. За три эти вины вы будете преданы смерти.
   -Вы ошибаетесь, мы оказались в ваших землях совершенно случайно...
   Однако Господин уже повернулся уходить.
   -Постойте! Мы требуем Суд Меча!
   Господин развернулся к клетке.
   -Хорошо, - произнес он, - пусть будет Суд.
   Я не очень хорошо различал людей, по-моему, с их стороны вышел тот же самый, что и говорил от их имени, судя по всему, главарь этого сброда. А может и какой-то другой - все они были на один образец.
   Против него Господин отправил Черного Палача, гордость моих коллег - конкурентов из Седьмой Лаборатории. На мой взгляд, эта конструкция была совершенно неудачной - слишком тяжелой, с быстроизнашивающимся ресурсом - за полгода, максимум год, гигант сгорал, как в топке, да к тому же обделена интеллектом. Впрочем, эксперимент с наделением такого существа сколько-нибудь приличным сознанием был бы, пожалуй, слишком жесток.
   Они встали друг против друга, и широкий меч гиганта был больше, чем его противник. Положение человека выглядело безнадежным.
   Впрочем, сам он так, похоже, не считал. Он жестко ухмылялся, выслушивая советы других людей, которые те тихо подавали ему из клетки.
   Они сошлись. Гигант с ревом ринулся на врага и ударил своим страшным мечом... в камни площади. Одновременно с этим человек, змеей ускользнувший от его удара, оказался у самых ног Палача. Никто не успел ничего понять, а гигант уже рухнул под тяжелым топором чужака, словно срубленное дерево. Еще мгновение и Палач, снесший с плеч за свой короткий век не один десяток голов, лишился собственной.
   Я увидел как побледнел начальник Седьмой. Впрочем, его вины в случившемся не было - против чужака надо было выставить умелого воина из Патруля, а Палач это все таки больше декоративная фигура, служащая для устрашения.
   -Мы победили, Господин! - напомнил о себе дерзкий человек.
   -Хорошо! - сказал, помедлив, Господин. - Вы, люди, умелые бойцы. Я оставлю вам жизнь. Вы станете воинами Охраны. А для того, чтобы вы знали, что власть моя безгранична, я сделаю вот что!
   И он повелел одному из людей выйти из клетки и убить себя на глазах его товарищей. И человек вышел и убил себя.
   -Пусть это послужит вам предостережением, - сказав это, Господин развернулся и пошел прочь.
   Людей увели.
   Ко мне, почтительно кланяясь, подошел ассистент.
   -Кому достанется этот великолепный материал, начальник? - спросил он.
   -Наверное, пойдет обратно в Седьмую, - пожал плечами я.
   -А почему бы нам не забрать его? Я с удовольствием поработал бы с ними.
   -Тебе самое место было бы в Первой, - не удержался я. - Если ты не научишься оживлять, то через месяц там и окажешься.
   На место позеленевшего от злобы ассистента подошел начальник Седьмой.
   -Забери себе эти обломки, - попросил он, указывая на тело Палача. - У меня все чаны переполнены, вчера как раз была поставка материала.
   Это было очень любезно с его стороны, и я согласился. Мы обсудили инцидент и я постарался успокоить начальника Седьмой, уверяя, что в случившемся поражении нет его вины.
   -Только не вздумай оживлять его! - на прощанье попросил он. - А то я тебя знаю. Я тебе отдаю его как материал.
   -Хорошо. - Пообещал я.
   Могучее тело до сих пор дергалось в судорогах, постепенно затихая.
   Я обнаружил слугу, которого должен был умертвить по договору с начальником Пятой, в весьма плохом состоянии. Жалкое существо явно не должно было долго протянуть.
   После нескольких лет работы все движения становятся автоматическими. Уже отходя от его кровати, я с удивлением поймал себя на том, что неосознанно отрегулировал аппарат подачи жидкостей так, чтобы увеличить вероятность его выживания. Впрочем, это не имело особого значения, судя по всему, на днях он так и так будет плавать в чане. Меня гораздо больше беспокоили начинающиеся головные боли. Они у меня сезонные. Начинаются к весне и всю весну не расстаются со мной. Вопрос лишь в том, что с каждой весной, они становятся все злее. Впрочем, бывают они и осенью, но до осени надо еще дотянуть.
   Кое-как раздав инструкции персоналу, я побрел в свою комнату, отлеживаться в тамошнем холоде, который помогал в таких случаях получше любого холодного компресса.
   На утро один из младших ассистентов позвал меня к постели воина. Сегодня я чувствовал себя на удивление хорошо и старался максимально воспользоваться этим временным улучшением, чтобы показать всем свою работоспособность и отличное состояние ресурса. Двигаясь преувеличенно бодро, я поспешил к пациентам.
   -Отошли холуев! - потребовал солдат.
   Я отослал.
   -Этот твой помощник, - воин презрительно скривился, - эта тварь, он приходил сегодня ночью... Я не спал и видел, как он подошел к постели, где лежит слуга, тот, что облил Господина вином. Вид у помощника был, как у паука, что накидывает сеть на нашего брата, и я не ошибся - он начал душить слугу подушкой.
   Он помолчал.
   -Я поднял шум и этот урод сбежал.
   -Он написал на меня донос, - сказал я. - Меня скоро уберут отсюда.
   Воин сел на кровати, его злые глаза горели ненавистью.
   -Что ты будешь делать?
   Я пожал плечами, недоумевая, зачем я вообще сказал ему о доносе. Сорвалось.
   Я отошел к слуге. Он уже мог говорить.
   -Зачем ты пролил вино?
   -Мне подставили ногу.
   -Кто?
   -Белая. Это она подослала сегодня ночью твоего помощника, чтобы убить меня.
   -Почему тебя хотят убить?
   -Я случайно услышал один разговор...
   -Что за разговор?
   Он теребил край простыни.
   -Вся Его власть в Короне, - затравленно прошептал он. - Любой, кто наденет ее, станет Господином. И любое его желание исполнится.
   -Кто это сказал?
   -Главный Помощник. Они с Белой хотят убить Господина.
   -Почему ты не донес на них?
   -Мне не поверят.
   - Что толку от этих сведений, если Он никогда не снимает корону?
   - Каждый месяц Он принимает магическую ванну в Зале Магической Воды и для этого он должен там снять с себя все. Включая и Корону Власти.
   - Почему же никто не попытался раньше?
   - Он закрывается изнутри и остается один. Белая сделала дубликат ключа. Главный Помощник подозревает, что я слышал их разговор и потому он меня убьет.
   - Я спрячу тебя. - решил я.
   Никто не знает всех комнат в Замке, даже сам Господин. Когда делали ремонт в складской части моей Второй Лаборатории, то, убрав часть шкафов, обнаружили небольшую дверцу, ведущую в комнату, которая, не считая нескольких обнаруженных там скелетов, оказалась совершенно пустой. Скелеты я оттуда выбросил, а саму комнату приспособил под библиотеку. Особой тайны я из нее не делал, однако место там было тихое и никто из посторонних в нее никогда не добирался. Вечером я отвел туда слугу.
   С удивлением я отметил, что ассистент, которому я дал пару мелких заданий до обеда, после него на глаза мне не попадался. Не появился он и до самого вечера.
   Он обнаружился лишь на следующий день, причем самым неожиданным образом - один из младших помощников выудил его из чана с отработанным материалом. Мы составили акт о несчастном случае, комиссия, в которую вошли начальники Пятой и Шестой, все подписала.
   - А я тебя зауважал! - ткнул меня в бок начальник Пятой.
   - Это действительно был несчастный случай. Он сам туда свалился.
   - Да? С переломанными шейными позвонками? Очень было любезно с его стороны, прежде чем утопиться в чане, свернуть себе для верности шею... А как, кстати, обстоят дела с нашим маленьким домашним заданием? Где слуга?
   Я сунул ему под нос вчерашний акт о списании, куда была предусмотрительно внесена запись о смерти слуги. Он кивнул, пожелал мне здоровья и удалился.
   А здоровье мое стремительно ухудшалось. Я уже терял сознание несколько раз в этом году, но никогда еще это не случалось на работе. Теперь случилось. Мой новый ассистент, похоже, был обеспокоен - он, конечно, метил на мое место, но он также, как и его предшественник, не умел оживлять и, в отличии от того, надеялся успеть научиться от меня.
   - Есть новость! - шепнул мне в столовой начальник Шестой. - На Господина сегодня покушались.
   - Кто?!
   - Главный Помощник. Теперь на него можно полюбоваться в Галерее Врагов.
   Я содрогнулся, вспомнив ряды жутких каменных фигур, навеки застывших по воле Господина. И их глаза...
   Тело Палача представляло из себя превосходный материал, работая с ним, я проникся благодарностью к начальнику Седьмой за столь роскошный подарок. Да, материал, который поступал в распоряжение Седьмой, был не чета тому вторсырью, что попадало к нам. Я чувствовал себя так, как наверное чувствует себя скульптор, вынужденный всю жизнь ваять из какого-нибудь песчаника, и получивший вдруг в свои руки настоящий мрамор.
   К тому же материала было много. Я заработался и к вечеру сделал из него четырех солдат, всех здоровенных, на загляденье молодцов, а из остатков еще и одного слугу. Под уважительное молчание нового ассистента я оживил их.
   - Осталась еще голова, начальник! - напомнил он мне.
   Я совсем позабыл про голову.
   - Наверное, стоит бросить в чан? - его нетерпение было понятно - работа работой, но мы уже и так порядочно задержались.
   - Иди ужинать, а я разберусь.
   Мне пришла вдруг мысль сделать какое-нибудь существо и из головы. Конечно, ни воин, ни слуга из столь малого куска материала не выйдут, ну так сделаю уж что получится. Мне было жаль смешивать качественный материал с второсортным и я сделал из головы премерзкого карлика. Пусть будет.
   Прошло несколько дней. Воина и пастуха выписали, их места заняли новые пациенты. Были сданы на обучение и те существа, которых я сделал из подаренного мне материала, разве что карлика я оставил себе, отдав его на воспитание слуге. Который, кстати, тоже поправился.
   Возвращаться к прежней службе он не хотел, для него это значило верную смерть. Я оставил его исполнять обязанности уборщика при моей Лаборатории. Остальные слуги, их, кстати, было всего двое, отнеслись к появлению нового коллеги безразлично, а младшие ассистенты на слуг внимания не обращали вовсе. Новый старший ассистент тем более.
   Со слугами у меня как раз было плохо. Один из моих старых слуг был с настолько истощенным ресурсом, что мне приходилось укрывать его от комиссий, а второй - так туп, что понимал лишь самые простейшие команды, которые к тому же далеко не все мог исполнить. Что поделать - сапожник без сапог, а фабрика по производству слуг - без слуг.
   Так что новый слуга пришелся весьма кстати.
   Все шло своим чередом, но однажды ко мне в лабораторию пришла Белая.
   Я видел ее иногда раньше в свите Господина. Белая совсем не походила ни на прочих Его служанок, ни на других обитателей Замка. Она была уродом, которому непонятно из каких побуждений сохранили жизнь. Впрочем, в Седьмой Лаборатории, произведшей ее на свет, любили экспериментировать. Она была высокой как воин и при этом совсем худой. У нее у единственной в Замке, были белые волосы. Белые как снег. Ее боялись, боялись неосознанно, как боятся змеи или паука.
   -Через месяц тебя спишут, - спокойно объявила она. - Я видела решение Комиссии по Ресурсам.
   Я промолчал.
   -Тебе нечего терять.
   ...
   -Я знаю, что ты хочешь жить, и что ты способен на решительный поступок - ради продления своего существования ты уже убил двоих существ. Я предлагаю тебе сделку.
   ...
   -Я хочу убить Господина.
   Она внимательно смотрела на меня, ожидая моей реакции. Я продолжал молчать.
   - Мне нужна твоя помощь. Наградой тебе за это станет жизнь.
   И она рассказала мне то, что я уже знал от слуги, о том, что власть Господина в Его Короне, о том, что если удастся с Него ее снять, то власть перейдет в руки нового владельца.
   -Ты украдешь у Него Корону и отдашь ее мне, а я научу тебя как восстановить ресурс.
   -Разве кража возможна? - поинтересовался я.
   -Да! Когда он станет окунаться в магическую воду, то снимет с себя Корону Власти.
   -Если бы все было так просто, то это уже давно было бы сделано.
   -Ты прав, - она помолчала, некоторое время внимательно глядя на меня, - Ты умен, правду о тебе говорили. Я скажу тебе вот что - мы уже пытались сделать это недавно, но ничего не вышло. Главный Помощник... Бывший Главный Помощник заранее проник в Зал Магической Воды, чтобы схватить Корону, когда жирный паук нырнет. Но тварь оказалась хитрее. После того, как он запер дверь и остался в помещении один, он повелел выйти к нему всем, кто в Зале - оказывается он предусмотрел и такую возможность воровства Короны. А мы считали, что никто раньше до нее не додумался...
   -Откуда ты это знаешь?
   -Я подслушивала у вентиляционной отдушины.
   -Почему ты рассказываешь это мне? Разве ты не боишься, что я донесу?
   -Не боюсь. Если ты донесешь на меня, то плавать в чане мы будем вместе. Я все расскажу про то, как ты убил своего ассистента и слугу, а начальник Пятой подтвердит. Причем даже без пыток. Он сразу все расскажет, можешь не сомневаться. Да еще и от себя прибавит из усердия.
   - Ну а с чего ты взяла, что я отдам тебе Корону, а не оставлю себе?
   - А что ты будешь с ней делать? Ты ведь всего лишь ученый и ничего не смыслишь в политике. Даже с Короной ты продержишься у власти очень недолго.
   - А почему нельзя, скажем, просто попытаться снять с Него Корону во сне?
   - Когда Господин спит, рядом с ним дежурит Черный Палач. Думаешь, зачем их делают такими тупыми? Они как собаки - не способны предать.
   - А отравить?
   - У Господина есть специальные карлики, которые предварительно пробуют всю его еду.
   Я задумался.
   - Итак, если ты решишь попробовать и придумаешь, как обмануть Господина, то следующее его посещение Зала Воды произойдет через двенадцать дней... А если ты не решишься, или не придумаешь способ украсть Корону, то жить тебе остается двадцать три дня - столько осталось до Комиссии. И ты умрешь. - Белая усмехнулась. - Умрешь и будешь лежать среди осклизлого мяса, и твой ассистент подденет твое тело крюком, чтобы сделать из него очередного уродливого слугу или тупого солдата.
   - Я хочу задать тебе вопрос, - сказал я.
   - Попробуй, - снова усмехнулась Белая. У нее были отвратительно белые зубы.
   - Почему ты Его ненавидишь?
   Она вспыхнула.
   -Не твое дело!
   Однако, помолчав, вдруг отогнула рукав, обнажив руку, сквозь белую кожу которой просвечивали голубые вены. На руке были следы от укусов. Такие же я видел иногда у воинов Патруля, которые выживали (что бывало редко) после нападения на них гигантского паука.
   -Да, - сказала она. - Потому что Он пьет мою кровь.
   Карлик был изрядно глуповат и я потратил много времени, чтобы выдрессировать его для предстоящей попытки кражи Короны. Для этого я использовал вентиляционное отверстие, бывшее у меня в лаборатории, я сам исполнял и роль Господина и роль заговорщика, а в качестве имитатора Короны применял ее жестяной макет. Мои старания увенчались-таки успехом - карлик перестал притаскивать скальпели и реторты и начал отличать псевдокорону среди прочего имущества лаборатории. Это внушало некоторый оптимизм. Довольно, впрочем, слабый.
   Наступил день Купания. Мы с Белой жадно прислушивались у вентиляционного отверстия. Как и в прошлый раз, Господин повелел выйти тем, кто мог бы прятаться в Зале. Выждав некоторое время, мы выпустили карлика.
   Мы услыхали шум. Вскоре карлик свалился к нашим ногам с короной в руке, а из отверстия глухо доносились крики, которыми Господин призывал стражу, позабыв в панике о том, что двери в зал закрыты изнутри.
   Честно скажу, я совсем было собрался не отдавать корону Белой. Я готовился выхватить ее у карлика и быстро одеть на свою голову. Что я делал бы со свалившейся на меня властью я действительно не имел никакого понятия, но упустить такой шанс было бы глупо...
   Однако, когда я бросился навстречу карлику, Белая неожиданно ловко свалила меня подножкой, и через мгновение Корона оказалась в ее руках. Или теперь уже Ее руках? Нет, я не смогу называть ее Госпожой... если она не повелит.
   Она повелела мне пасть ниц. Я грохнулся на пол, отбив живот о камни.
   -Работает! - усмехнулась Белая. - Встань!
   'Встань' она сказала уже обычно, а не велела.
   -Ты получишь обещанную награду!
   Мы вышли к ничего не понимающей охране. Сзади радостно скакал карлик.
   Двери Зала Магической Воды были открыты и бывший Господин с отвратительным визгом метался среди воинов. Я только сейчас понял, как он мерзок - теперь он выглядел как настоящий паук на двух ногах. Впрочем, не только я, но и воины охраны явно были напуганы происшедшим преображением. Потеряв Корону, бывший Господин уже не мог внушать всем окружающим чувство благоговения к своей особе и вся его мерзость была теперь очевидна.
   Я слышал о проводившихся одно время в Седьмой лаборатории опытах по сращиванию слуг и воинов с различными тварями. Судя по всему, Господин представлял собой плод одного из таких экспериментов - жуткая смесь воина и гигантского паука.
   -Схватите его! - велела Белая.
   Воины набросились на бывшего Господина и связали его. Тот шипел и плевался ядом.
   -В клетку! Его смерть будет долгой.
   От этих ее спокойных слов по моей коже побежали мурашки.
   -Войди в Зал и окунись в Магическую Воду! - приказала она. - Вода восстановит твой ресурс.
   Я исполнил это. И вскоре почувствовал себя как только что созданное существо. Разве можно описать это состояние! Я получил обещанную Белой награду - я получил новую жизнь.
   -А теперь я исполню еще одну клятву!
   Признаться, мое новое состояние опьянило меня как вино и я почти ничего не соображал, отдавшись ощущениям своего обновленного, восхитительно здорового тела. Я шел за Белой, не осознавая, куда и зачем мы идем, не обращая внимания на ее действия.
   И очень зря, потому что, возможно, иначе все пошло бы совсем по-другому...
   Мы пришли к Галерее Врагов. Там стояли превращенные бывшим Господином в камень существа, дерзавшие выступить против его власти. Они были и живы и мертвы. Они не могли двигаться, но могли видеть и чувствовать. Многие из них стояли здесь очень давно. Кто знает сколько? Возможно, самые старые из этих фигур пробыли тут века.
   Белая подошла к крайней фигуре и повелела ей ожить. Фигура обмякла и упала на свой постамент. Белая стала нежно гладить ожившее существо.
   И вдруг одела на него Корону.
   Я вскрикнул. Но было поздно.
   -Мы будем править вместе! - сказала Белая.
   Бывший Главный Помощник Господина, а ныне сам Господин, неуверенно встал, опираясь на Белую. Постоял так, покачиваясь, и... оттолкнул ее.
   -Убирайся прочь, бледная уродина! Я найду себе получше...
   Белая не могла найти слов, ошеломленная предательством.
   -Но ведь мы хотели этого - свергнуть Господина и править вместе... - выдавила она.
   Он рассмеялся.
   Нас бросили в клетку. В соседнюю с той, где уже сидел свергнутый нами бывший Господин.
   Белая была как неживая, она никак не могла прийти в себя после предательства друга. Мне стало ее жаль и я сказал то, что вычитал в своих книгах:
   -Власть портит всех, кто ее получает...
   -Нет, - тихо отозвалась она. - Власть не портит, власть просто освобождает внутреннюю сущность от фальшивой оболочки.
   Паук сидел неподвижно в углу своей клетки и смотрел на нас. В темноте окутавшей Замок ночи его глаза зловеще горели.
   К утру я задремал. Мне снился кошмар. Мне снилось, что паук проник к нам в клетку и готовится напасть. Я проснулся, содрогаясь от ужаса и омерзения. И действительно увидел совсем близко от себя мерзкую паучью морду бывшего Господина.
   - Сладкая... сладкая... сладкая... - тихо шептал он, - сладкая кровь... У тебя самая сладкая кровь, которую я пил... Я выпью тебя до дна...
   Я его не интересовал, ему нужна была Белая. Она сидела рядом со мной, жалкая, потерянная, сломленная и, загипнотизированная его монотонным шипением и взглядом, с ужасом смотрела на бывшего Господина.
   Я растолкал ее. Первое время она была словно пьяная и не понимала где находится.
   Паук немного выждал, но вскоре снова зашептал.
   -Сладкая... сладкая... сладкая... Я выпью твою кровь...
   После обеда на площади собралось все население Замка. Толпа шумела и осыпала нас бранью.
   -Эти двое пытались напасть на вашего Господина! - объявил новый Главный Помощник. - Какой кары вы потребуете для них?
   -Смерть им! Смерть! - заревела толпа.
   Новый Господин поднял руку. Наступила тишина.
   -Вы слышите? Народ требует вашей смерти. И я приговариваю Белую к мучительной смерти. Ее съест чудовище. Пусть ее судьба станет примером для всех Моих тайных зложелателей!
   Паук заметался по клетке, он был голоден и предвкушал пищу.
   -Что касается начальника Второй лаборатории, то ему я дарую жизнь. Временно. Он мне еще пригодится!
   -Восславим милость Господина! - скомандовал новый Главный Помощник.
   Началось восславление. Каждый старался как мог, поэтому отдельных слов было не разобрать - стоял жуткий гвалт.
   Подошли воины, чтобы увести меня. Я оттолкнул одного из них и со всей мощи легких крикнул:
   -Я требую Суд Меча!
   -Что-о?! -не понял Господин.
   -Суд Меча!
   -Но ведь я помиловал тебя!
   -Я требую помилования для Белой!
   Господин рассмеялся. За ним начал смеяться Главный Помощник. А за ним придворные и все прочие. Вскоре вся площадь смеялась надо мной.
   -Ты жалкий ученый, тебе ли по плечу Суд Меча! Уведите его - похоже, он просто слегка рехнулся от счастья!
   Меня схватили и потащили прочь. Я орал и вырывался, пока один из воинов не хлопнул меня твердой как железо ладонью по затылку. Я потерял сознание.
   Господин пришел ко мне через час.
   -Ты ведь у нас специалист по оживлению? Лучший специалист, как говорят.
   Я молчал.
   -Ты должен оживить Белую!
   -Чтобы ты снова убил ее?
   -А ты догадлив! Да, я убью ее снова. И снова. И снова. Чтобы ужас вселился во всех в этом Замке! Чтобы никто никогда более не покусился на мою власть! Паук будет убивать ее каждый месяц, а ты каждый месяц будешь воскрешать ее. До тех пор, пока это мне не наскучит.
   -Я не буду делать этого.
   -Тогда ты умрешь, а ее оживят другие. Они сделают это хуже, не спорю, но сделают.
   -Зачем тогда это должен делать я?
   -Я хочу, чтобы на смерть ее посылал именно ты, ее друг.
   -Почему ты так ненавидишь ее?
   Но он не ответил. Он отвернулся, властный, холодный, пустой, умеющий лишь ненавидеть и причинять боль. Я не интересовал его, он хотел сломить Белую, я же был для него лишь средством.
   Меня отвели не в камеру, а сразу в мою лабораторию. Ассистенты прятали глаза и сторонились, слуги сбежали в дальний угол.
   На столе лежало тело. Совершенно бескровное, скрюченное, жалкое. Я проработал над ним полдня, прежде чем Белая задышала.
   Теперь я жил в помещении лаборатории. Сюда мне приносили еду, и спал я на одной из коек вместе с выздоравливающими. У дверей постоянно дежурили два стража. Впрочем, сбежать из Замка все равно было невозможно.
   Белая постепенно поправлялась.
   А я выполнял свои обычные обязанности - лечил больных, делал небольшие модификации, оживлял тех, кого можно было оживить, и разбирал на материал тех, кого оживить было нельзя... и еще я делал птиц. Я делал их тайком по ночам. Я собирал их по частям, а днем держал эти части в разных чанах. Это было очень трудно, тем более, что раньше я никогда не делал ничего подобного. Я сравнивал сделанное мной со спецификациями старинных книг, с полуистлевшими чертежами и непонятными описаниями и по этим смутным ориентирам делал своих птиц.
   До следующей казни оставались считанные дни. И вот вечером я начал возиться у чанов. За ночь я собрал двух птиц и оживил их, вложив в них все свое умение и всю силу своего оживляющего дара. Я страшно устал, но к утру, когда солнце показалось над стенами Замка, я все завершил. Я дал птицам немного поучиться пользоваться своими крыльями, пустив их полетать вдоль коридора, благо высота потолков позволяла.
   Даже после этого я вовсе не был уверен в осуществимости задуманного мной побега. Я взял из тайника в кабинете заранее приготовленный мешок с вещами и едой, и разбудил Белую.
   -Мы сбегаем из Замка! - сказал я ей.
   Ничего не спрашивая, она последовала за мной. Мы заперли за собой все двери, и соорудили небольшую баррикаду перед последними из них. Я отворил окно. Для этого мне пришлось воспользоваться ломиком, и без шума обойтись не удалось. Мы сели на спины возмущенно квохчущих птиц...
   А запертые двери уже ломали воины.
   Я погнал свою птицу к окну... но она тупо пробежала мимо. Я повторил попытку еще - на этот раз она затормозила перед самым окном, не решаясь прыгнуть сквозь проем. Лишь с третьей попытки моя птица выпрыгнула в окно и мы полетели вниз, к далеким камням двора. Я уже думал, что это конец, но птица начала сперва бестолково, а потом более осмысленно хлопать крыльями и мы начали медленно и тяжело набирать высоту.
   Когда мы поднялись над стеной, я наконец-то смог обернуться назад. Вторая птица, с Белой на спине, летела за нами. В окна выглядывали ошарашенные воины. Мы перелетели стену и полетели вперед, через сверкающую снежную равнину в сторону маленького яркого солнца, висящего в ослепительно синем небе. В Замке я никогда не встречал столь ярких, живых цветов. Ради одного этого стоило бежать.
   Прочь из постылого серого Замка! Я знал, что птицы не выдержат долго и скоро придется садиться, я знал, что нас, совершенно неприспособленных к этому огромному миру ждут тысячи опасностей, знал это, но ни за что я уже не вернулся бы назад. В лицо бил холодный ветер. Вперед, навстречу солнцу, снегу и синему небу! Неважно куда, лишь бы прочь!


Полная версия сказки здесь: http://zhurnal.lib.ru/h/hohlow_s_o/leto.shtml

Неактивен

 

Board footer

Powered by PunBB
© Copyright 2002–2005 Rickard Andersson